Министерство спорта и туризма Республики Беларусь
Одно окно
 220030, г. Минск, ул. Кирова, 8, кор. 2
(017) 2004966; 327-76-22 (факс) 
info@mst.gov.by; tourism@mst.gov.by
 
Главная / СМИ о нас

К барьеру!

 Хитри, отступай, играй, кружись, сживая врага со свету. А что же такое жизнь? А жизнь — это просто дуэль со смертью. Возможно, вы не знали, но это факт: фехтование — не только романтическая сага, воспетая во многих кинофильмах и исторических романах, но и один из пяти видов спорта, который неизменно входил в программу всех Олимпиад современности. И наши спортсмены неизменно были в первых рядах. В 1955 году, например, в сборную СССР входили аж шесть (!) белорусских спорт­сменов (Дексбах, Чернушевич, Павловский, Ботвинник, Смушкевич, Овсянкин). Потом настали еще более звездные времена: Татьяна Самусенко, Елена Белова, Виктор Сидяк, Юрий Смоляков, Алексей Никанчиков, Александр Романьков… Все они — золотой актив не белорусского, а мирового фехтования! Правда, есть проблема. Как пел пресловутый д’Артаньян: «Была любовь, и было все иначе, но вот среди друзей я, как в пустыне. И что мне от любви осталось ныне? Только имя…» 

Да. Успехов в белорусском фехтовании нет давно, и за всю суверенную пору некогда славный вид спорта не смог разжиться ни одной олимпийской наградой. Почему так случилось? И можно ли ожидать перемен? Эти и другие вопросы мы адресовали председателю Белорусской федерации фехтования Дмитрию Шичко (защищайтесь, сударь!). Сделаем, правда, при этом одно маленькое, но очень важное уточнение: в этот воз он впрягся менее года назад, взвалив на свои уже немолодые плечи по сути функции антикризисного менеджера. Однако о фехтовании Шичко знает если не все, то очень многое. Ибо со шпагой связана значительная часть его жизни. 

Раздухарившаяся пандемия перевернула весь спортивный мир с ног на голову, но белорусы — не трусы: в нашей стране соревнования практически не прерывались. Правда, несколько подлых укольчиков вирусу нанести все-таки удалось: из-за карантина оказались перенесены на более поздний строк престижные международные старты, которые в этом году должна была принять Беларусь. В том числе и чемпионат Европы по фехтованию. Планировалось, что он с помпой отгремит в Минске с 16 по 21 июня, но, увы, мушкетеры эфес о ладонь не согрели, вынужденно оставив шпаги в ножнах. 

— Дмитрий Яковлевич, «эт ву прэ»? — первый вопрос произношу с максимальным французским прононсом, что для фехтования является хорошим тоном. Именно эти слова арбитры говорят в начале каждого поединка на любом турнире («готовы ли вы к схватке?»).

— Готов! — бодро рапортует Шичко.  

Тогда алле! Что значит начинаем! Кстати, почему судьи в фехтовании отдают команды исключительно на французском? 

 — Историческая традиция. Французы — основоположники: шпага, дуэли… Фехтование — довольно консервативный вид спорта. 

 — Вы сами как к этому делу прикипели? 

— Дело случая. Свой путь в спорте я начинал с современного пятиборья. Но хромало плавание. К тому же молодость — модные прически, бриолин, не до конца просушенные волосы после бассейна. В общем, заработал хронический гайморит. А плавание в пятиборье — это кроль, постоянно лицом в воде. В общем, пришлось закончить. Вопрос, где продолжать, долго не стоял: рядом занимались фехтовальщики. Нас иногда подпускали потренироваться с членами сборной республики, там Герман Бокун и обратил на меня внимание. 

 — А что больше всего понравилось? 

 — Никанчиков, Смоляков, Павловский, Чернушевич… Даже находиться в одном зале с такими легендами было волнительно и почетно. В зале всегда царила товарищеская, творческая, но в то же время требовательная атмосфера. Ну и, конечно, фигура Германа Бокуна… Это, без всякого сомнения, — легенда! Мэтр завораживал своей харизмой и заряжал уверенностью. На его вопрос, кем ты хочешь стать, не принималось другого ответа, кроме как чемпионом мира. Минимум. Иначе на занятиях делать нечего. Глаза горели и хотелось свернуть горы. Быть похожими на кумиров, которые тренировались рядом, и работать, работать, работать…  

Это как раз то, чего сейчас нашему фехтованию катастрофически не хватает: острый дефицит толковых специалистов и полное отсутствие ярких и авторитетных примеров для подражания.  

— Совершенно верно. Требовательность, отношение к работе, профессиональные навыки и в то же время человечность, умение вовремя разрядить ситуацию, пошутить, подсказать, а если нужно, и прикрикнуть — все эти качества отличали тренеров того времени, на плечах которых долгое время и держались успехи белорусского фехтования. Белорусское фехтование всегда имело свой фирменный стиль. 

— А когда у нас этот мушкетерский дух выветрился?  

— Трудно определить конкретный момент, но мы много об этом думаем, говорим, пытаемся ситуацию исправить. Сломать психологию комфорта, в которой, как в тихой заводи, уютно существуют многие нынешние наставники. Пристроились, нашли свою финансовую нишу (пусть не слишком большую, но их вполне устраивает) и даже близко не осталось больше того знаменитого бокуновского максимализма. Откуда возьмутся чемпионы? Тренер — это основа основ, он должен сам гореть и заражать этим огнем учеников. А я сегодня предлагаю специалистам пост главного тренера сборной, гарантирую полную реализацию календарного плана, сборов, количество необходимых соревнований, спаррингов и так далее, а они не хотят! Представляете? 

 — Нет! А где же их амбиции? 

— И мы с этим мириться не намерены. Не всем это понравится, но другого пути нет. 

 — Мне кажется, что есть и другая проблема: фехтование сегодня у детей и их родителей не слишком популярно. Это мы раньше лучшим фильмом считали сагу о д’Артаньяне, зачитывались романами Дюма и всем двором играли в мушкетеров, соорудив шпаги из палок и прутьев. А нынче у ребятни забавы другие. 

— А вы знаете, я поспорю — романтизм не умер! И дети в секции с удовольствием приходят! Им нравится. Красивая форма, национальные элементы на экипировке, изящная шпага. Недостатка в наборе нет. А вот дальше — возникают вопросы. К условиям занятий, инвентарю, обеспечению всем необходимым… В первую очередь речь идет о специальных детских рапирах, саблях и шпагах, масках, костюмах. В этом плане нам еще есть к чему стремиться. Хотя, знаете, иногда четко прослеживается интересная закономерность: чем хуже условия, тем лучше результат. Когда фехтовальщики ютились в маленьких зальчиках, теснились и сидели буквально друг у друга на головах, были и медали, и чемпионские звания. А как только открылись просторные и уютные комплексы, все постепенно пошло на спад. Закончили карьеру Сидяк, Никанчиков, Смоляков, Самусенко, Белова… В этой ситуации покойный Владимир Рыженков вызвал меня к себе в ЦК БССР (а мы с ним были одногруппниками в ИФК) и бросил на амбразуру, если можно так сказать: попытался вдохнуть в фехтование новую жизни. Кое-что сделать удалось. Например, на последнем чемпионате СССР в 1991 году наши шпажисты выиграли командное первенство, хотя раньше не попадали даже в десятку. Потом подрос Виталик Захаров, завоевавший медали чемпионата мира и ставший сильнейшим в Европе. ­Подтянулись Дима Лапкес, Саша Буйкевич… 

 — Это, пожалуй, и был последний глубокий вдох белорусского фехтования. Именно они — Лапкес, Буйкевич и Валерий Приемко на чемпионате мира — 2011 завоевали командное серебро. Отобрались на Олимпиаду в Лондон, где вполне могли рассчитывать на медаль, однако в драматичном поединке уступили будущим бронзовым призерам и всегдашним фаворитам — итальянцам (44:45). 

— Мое глубокое убеждение, что возникший кризис мы сможем преодолеть, только подняв профессиональный уровень тренеров. Это основа основ. 

 — А как же вышеупомянутые три мушкетера? Не было у них желания помочь родному фехтованию, воспитать последователей? 

— Приемко сейчас в национальной команде отвечает за подготовку резерва. Функция не тренерская, а администраторская. Но очень важная. Это и отбор самых талантливых, и организация условий для их дальнейшего прогресса. А Буйкевич и Лапкес уехали в США. Мы как-то подсчитали и оказалось, что у нас сейчас за океаном только тренеров по сабле работает человек 12! 

 — Знакомо: ситуация, как в спортивной гимнастике. Там у нас тоже были удивительные традиции, а осталось разбитое корыто: десятки бывших спортсменов мирового уровня собрали чемоданы и сейчас помогают растить чемпионов не в родной стране, а на чужбине. Обидно. Лапкес при этом еще и критиковать горазд: недавно дал интервью, где набросился с упреками на белорусское фехтование. 

 — Читал. Доля рационального зерна в его словах есть, но одно дело говорить, а другое — делать. Я согласен, например, что улучшения качества работы требуют детско-юношеские школы. Но это вещь очевидная и на нее мы сейчас делаем упор. Ищем новые подходы. Стараемся вернуть к жизни тренеров, разбудить в них интерес к работе, поиску и воспитанию юных талантов. В федерации создан попечительский совет, наш вид спорта курирует Министерство связи и лично министр Константин Шульган очень помогает. Только за последнее время был открыт новенький современный зал в Гродно, а еще два просторных зала переданы Республиканскому центру «Стайки» в Минске. Сейчас там ведутся работы, закуплено новое оборудование. Словом, движемся вперед и на месте не стоим. Ведь не случайно в середине ноября прошлого года состоялась внеочередная конференция Белорусской федерации фехтования. Ее инициатором стали именно попечительский совет и министр спорта Сергей Ковальчук. На тот момент ни один белорусский фехтовальщик на Игры в Токио лицензии не завоевал. 

 — Попросту говоря, работа оказалась завалена. 

 — Печально было наблюдать, как на глазах все рушится. Когда в федерации на вопрос о подготовке к Играм отвечали, что это не их заботы, а задачи Министерства спорта… Ну извините! Такой вопиющий непрофессионализм и довел белорусское фехтование до сегодняшней черты. 

 — Свет в конце тоннеля виден? 

 — Конечно. Сегодня финансирование идет точечно, не размазываем деньги по тарелке: от каждого по способностям, каждому по результатам. Выбрали самых способных и талантливых, у которых есть перспективы и возможности расти, и делаем основной упор на них. В шпаге, например, это Денис Павловский, в сабле — Кирилл Кирпичев, Сергей Кисель, Артем Новиков, в женской сабле — Полина Касперович и Анна Иванищенко… Это и есть сегодня наш передовой отряд, за которым, хочется верить, придут остальные. Проводим совместные сборы с россиянами, немцами. Это дает результаты. Тот же Павловский, например, недавно стал призером крупного международного турнира «Берлинский лев». Задача пока стоит простая: отобраться на Олимпиаду. Дальше будем двигаться вперед шаг за шагом. 

 — Добавить популярности виду спорта был призван чемпионат Европы в Минске. 

 — Сроки переноса первенства еще окончательно не утверждены, идет обсуждение. На высокие спортивные результаты, будем откровенны, сборная Беларуси на этом чемпионате рассчитывать вряд ли могла. Основные дивиденды виделись в другом: чтобы юные спортсмены, их тренеры и обыкновенные рядовые любители спорта смогли увидеть сильнейших мастеров мира воочию. Ощутить дух настоящих поединков. Понять и полюбить фехтование. Рассчитывали провести целую серию мастер-классов, была разработана образовательная программа. Плюс, конечно, помощь европейской федерации в плане закупки и передачи нам в безвозмездное пользование современного оборудования и экипировки. Это позволит существенно укрепить материальное положение детских школ. 

— И все же, Дмитрий Яковлевич, самый больной вопрос: что с тренерами будем делать?  

— Растить. Воспитывать. А на данном этапе считаю целесообразным пригласить в сборную наставника с мировым именем. Зная, как государство относится в Беларуси к спорту, готовы приехать многие. Мы уже провели ряд переговоров, и предварительное согласие получено. Не буду называть фамилии, но это специалисты очень хорошего уровня, среди учеников которых есть и чемпионы мира, и победители Олимпийских игр. Рассчитываем, что это и будет тот локомотив, который двинет наш тренерский поезд к новым победам.

Сергей КАНАШИЦ, "Беларусь сегодня", 08.08.2020
Фото Александра КУШНЕРА и Eurofencing.info