до открытия Олимпийских игр в Пекине осталось

--

дней

Сергей Стась. На финал даже не рассчитывали

14.05.2021

Основатель династии, где младший брат и два сына также решили посвятить жизнь хоккею, в качестве игрока был на ведущих позициях и в клубах, и во время многолетней карьеры в сборной Беларуси. Теперь Сергей СТАСЬ получил настоящее признание и как тренер.

— Такая награда на церемонии закрытия сезона стала неожиданностью?

— Если честно, заранее ничего не знал, хотя разговоры ходили. Обычно лучшим признается тот, кто приводит команду к общей победе. Я же этого не сделал.

 — Но Евгений Есаулов принял “Юность” по ходу сезона, а Анатолий Степанищев не вывел “волков” в финал…

— Это так. Как говорится, мыслите в правильном направлении, однако я все равно не мог изначально быть уверенным в победе.

— Первые эмоции, после того как вас назвали лучшим в номинации?

— Это был какой-то сон, обалденное состояние. Такие ощущения передать очень трудно. Было приятно, что оценили мою работу. Подобное признание дорогого стоит. Тем более не наблюдалось никаких подковерных игр, подводных течений. Как многие отметили, все было честно и справедливо. Никто не помешал стать первым.

— Вы упомянули беседу в аэропорту Нур-Султана с Михаилом Захаровым, который сказал, что не будет вас знать, если не выйдете в финал. Это была шутка?

— Такой разговор действительно состоялся. Это уже со сцены я превратил его в шутку. На самом деле определенный импульс в работе главный тренер сборной мне придал. Хотя где-то создал и дополнительное давление.

— Вернемся в начало сезона. Мало кто из специалистов, журналистов и болельщиков мог предположить, что для “рысей” он закончится в финале. Вы ощущали определенный груз?

— Понятно, что мы не рассчитывали на финал. Стояла задача после пятого места хотя бы подняться на ступеньку. Потом начали играть, вполне успешно выступили в Кубке. Только против динамовцев в решающем матче не слишком удачно действовали. Но это уже был определенный сигнал. Затем проходит сентябрь — и мы лидируем в чемпионате. Тогда уже начали задумываться об иных целях.

— Как родилась ведущая тройка Скоренов — Нестеров — Ревенко?

— Ревенко уже был в составе. За Нестеровым следил в прошлом сезоне, когда он выступал в Молодечно. До этого Герман уже играл в “Гомеле” как раз вместе с Ревенко и Павлом Волчеком. Поговорил с Нестеровым после сезона, рассказал о планах. В общем, убедил его перейти к нам. Кроме того, был необходим праворукий нападающий. Добавили молодого Скоренова. Он из тех, кто знает, где стоят ворота, и может действовать креативно. Ребята неплохо себя проявили в Кубке, а затем и по ходу чемпионата Беларуси.

— Существовал ли в “Гомеле” костяк, вокруг которого выстраивалась команда?

— Да какой костяк?! Разве что Сусло, Елисеенко и Камбович. Остальные — сплошь молодежь. Вся надежда на лидеров, бригады большинства. И очень хотелось, чтобы третье-четвертое звенья поддержали ребят.

— Вы так лихо провели сентябрь. Не удивил столь резвый старт подопечных?

— Следил в основном за содержанием игры. Смотрел, как парни выполняют установки. Все было хорошо. Правда, подумал: ладно бы в тройке шли, но лидерами… Продолжили гнуть свою линию, и октябрь также провели на высоком уровне. Это было приятно. Хоккеисты по-настоящему поверили в собственные силы. Соперники совсем по-иному стали на нас настраиваться. Матчи складывались уже не так просто.

— Какие игры регулярного чемпионата назовете самыми сложными?

— Уступили в первом матче “Металлургу” — 1:4. Видел, что некоторые ребята уже откровенно не тянут. Предоставил им один, второй, третий шанс. Пришлось принимать жесткие решения. Было необходимо встряхнуть команду. Таким образом удалось исправить ситуацию. Хотя без проблем не обходилось. Случались и травмы, и болезни.

— На протяжении сезона в воротах “рысей” попеременно играли Лубский и Грищенко. Подбирали голкипера под конкретного соперника, или имели место иные критерии?

— Принимали решение вместе с тренером вратарей. Анализировали, кто как действовал в предыдущих встречах, у кого из них с каким соперником лучшая статистика. Старались отдать предпочтение тому, кто выглядел увереннее.

— У вас так сложилось, что вратарь, пропустивший три шайбы, уступает место на льду коллеге по амплуа…

— Ну, это не наше правило. Скорее — общепринятая практика. Так поступают во многих командах. Да и психологически травмировать вратаря не стоит.

— Бывает и по-другому. Михаил Захаров снял с игры Тэйлора после шестой шайбы за период…

— Нет! До шести точно никогда не ждал бы.

— Относительно действий вашей команды в обороне были серьезные претензии. Что-то корректировали?

— Конечно, не все было гладко. Не обходилось без ошибок. Признаюсь, ожидал более уверенной игры от легионеров. Не всегда они показывали уровень, который от них требовался. Были моменты, где ребята могли и должны были действовать качественнее.

— Что скажете о бригадах большинства и меньшинства?

— Были эпизоды, когда мы четыре матча подряд не могли реализовать численное преимущество. Приходилось даже наигрывать новые варианты реализации. Относительно меньшинства скажу, что были простые розыгрыши, при которых пропускали. Однако, случалось, отстаивали ворота в очень тяжелых ситуациях. Сделал следующий вывод: если ребята строго следуют намеченному плану, то и результат приходит. Но если кто-то выпадает из общего ансамбля — не так поставил клюшку, неправильно повернул конек, не заблокировал бросок, — то сразу же возникают проблемы.

— Судя по всему, у вас с Ревенко возникали определенные трудности дисциплинарного характера. Иногда приходилось не заявлять его на матчи…

— Ничего особенного. Игорь — нормальный парень. Был сложный период, когда он вернулся в Гомель после побывки в минском “Динамо”. Ревенко долго перестраивался. Все же успел попробовать другой хоккей, с иными эмоциями, мотивацией. Он какое-то время выглядел потухшим. Пришлось его снова адаптировать к игре за нашу команду, приводить в чувство.

— Иногда вместо Ревенко вы поднимали в первое звено Бойко. Насколько органично он вписывался в компанию к Скоренову и Нестерову?

— Много разных комментариев относительно этого игрока. Но скажу, что нам он помог. Придал атакам динамики. Вообще стал серьезнее. Даже не ожидал, что Бойко настолько изменится. Это было заметно еще во время предсезонки. Он очень ответственно относился к занятиям.

— Нельзя обойти вниманием уже ставшую знаменитой игру с “Неманом”, которая побила рекорд по продолжительности в нашем чемпионате. Ребята были способны адекватно воспринимать какие-то советы ближе к завершению матча?

— Все знали систему игры. Что-то говорить еще не имело смысла. Оставалось лишь подбадривать: вы лучшие, вы победите. Только какие-то мотивационные речи. В результате уступили. Однако уже тогда знал: мы все равно вытащим эту серию даже после столь обидного поражения в родных стенах. Когда чувствуешь команду, можешь предугадать определенные моменты. Видел, что никто из ребят не опустил руки, все готовы сражаться и далее.

— Можно ли утверждать, что именно шестой матч серии, когда вы сравняли счет в гостях, стал ключевым в четвертьфинале?

— Соглашусь. Он был действительно главным в нашем противостоянии с “Неманом”. Именно тогда все поняли, что теперь дома уже соперников не отпустим.

— После такой суперсложной серии с “Шахтером” вы справились довольно просто — 4:1. Или это только видимая легкость?

— Счет совсем не отражает того, что происходило на льду. Были отличные равные игры. К каждой из них тщательно готовились, разбирали действия соперников. Удавалось переворачивать ход матчей, в которых уступали несколько шайб. Говорил ребятам: забросите один раз — дальше дело пойдет. Так и получалось. Где-то меняли схему действий в большинстве. Это все принесло плоды.

— В одном из матчей полуфинальной серии вы, обычно сдержанный человек, не совладали с эмоциями и схлопотали дисквалификацию…

— Соперники начали откровенно грубить в единоборствах. Одно, второе, третье нарушения остались без внимания судей. Когда же у нашей лавки откровенно толкнули в спину Нестерова, уже не выдержал. Хотел хоть как-то вмешаться и защитить ребят. Получился явный перебор.

— Когда остыли, пожалели о содеянном?

— Было такое. Как бы ни складывалась ситуация, должен держать себя в руках. Ну, здесь уж ничего не исправишь. Правда, для команды мое отсутствие в следующем матче прошло безболезненно. Постоянно находился на связи с Алексеем Щеблановым. Слышал, что и как он говорил ребятам. Улавливал все интонации. В общем, был в курсе того, что происходило на скамейке.

— Финал можно назвать прыжком выше головы. Эмоций и сил на противостояние с “Юностью” хватило?

— Ребята были выхолощены предыдущими встречали. Ловил себя на мысли, что не все осознавали значимость матчей с чемпионами. Для кого-то это были просто очередные игры сезона, и не более. И все же, как могли старались, играли. Но хоккеисты не роботы. Они живые люди. Однако четвертую встречу серии на глазах родных болельщиков провели вполне достойно, уступив только в овертайме. Выложились по полной программе. Думаю, нас не в чем упрекнуть. Хотя, конечно, три остальные игры хотелось бы провести по-другому.

— Вы говорили, что каждый тренер и игрок должен повышать планку. Что заставило остаться в “Гомеле”?

— Жаль бросать то, что удалось выстроить. Плюс привлекает будущее участие в Континентальном кубке. Почему бы нам не завоевать этот трофей? Кроме того, комфортно работать с руководством, которое не мешает, а помогает. К тому же любит хоккей. Руководство области и города переживают за наш клуб. Нам создают все необходимые условия. За что большое спасибо.

— Гомельские болельщики — это…

— …лучшие болельщики в экстралиге. Это сумасшедшие, в хорошем смысле слова, люди. Они просто здорово поддерживают команду. В таком антураже очень приятно играть.

— Совсем недавно закончилось выступление сборной Беларуси на юниорском чемпионате мира. Как вам наши хоккеисты?

— Только положительные эмоции. Молодцы, продемонстрировали добротную игру. Мне очень понравились нападающие. Есть достойные молодые ребята. Считаю, наш хоккей шагнул вперед. Появляются яркие звездочки. Уверен, что теперь этот процесс не прекратится. “Лакроссами”, которые удаются Кузьмину, можно серьезно психологически прибить соперников. Такая здоровая наглость.

— Капитан вашей команды россиянин Нестеров довольно неожиданно появился в кэмпе сборной Беларуси. Вы как-то причастны к этому?

— Появился интерес со стороны главного тренера нашей национальной дружины. Мы только за. Да и Герман с удовольствием откликнулся на поступившее предложение. Для него это честь, выход на иной уровень.

— На церемонии вы заметили, что Нестеров здорово держал раздевалку. В чем это выражалось?

— Герман — человек, на которого можно положиться. Он порядочен и скромен. Однако, когда того требует ситуация, может для пользы дела и наехать на кого-нибудь из молодых.

— Вы следили за его первыми поединками в форме сборной Беларуси?

— Считаю, для стартовых игр он действовал довольно-таки неплохо. Однако уверен, что Нестеров способен на большее.

— В вашей хоккейной семье получился урожайный сезон. Вы стали лучшим тренером страны, брат Андрей завоевал Кубок Гагарина…

— Это еще не все. Младший сын Максим в своем возрасте 2008 года рождения стал чемпионом Беларуси. Его минское “Динамо” обыграло “Юность”. Был на том матче, получил уйму положительных эмоций. Сын порадовал — забросил две шайбы.

— В одном из матчей финальной серии с ЦСКА Андрей получил травму. Созванивались тогда с ним?

— Конечно. Удар в голову — это довольно неприятно. А он уже тогда играл с переломом руки. Разговаривали. Он мне сказал: “Все, Серега, трудно терпеть. Очень сильно болит голова, не могу повернуть шею”. Посоветовал ему не торопиться с выводами, попробовать сыграть на уколах. Это же матч всей его карьеры. Сошлись на том, что он примет решение после разминки. Сможет — хорошо, нет — никто не упрекнет. Позже он перезвонил и сказал, что будет играть.

— Как отнеслись к переходу Андрея в “Трактор”?

— Мы не молодеем. Долгосрочного контракта ждать не приходилось. Разумеется, жаль. Такая команда, тренер… Однако теперь появились новые вызовы. Их стоило принять.

— Мы беседовали несколько лет назад, когда вы входили в тренерский штаб минского “Динамо”. Тогда вы говорили, что стремитесь и готовы к самостоятельной работе. Теперь уже доказали собственную состоятельность?

— Никогда никому не собирался ничего доказывать. Просто занимаюсь тем, что мне действительно нравится. И никакие награды здесь не имеют значения. Главное — сам сделал вывод, что способен работать самостоятельно.

Анатолий Генералов, "Прессбол"

Поделиться:

Интернет-ресурсы

Разработка и поддержка сайта:
Группа компаний «ЦВР «ОКТЯБРЬСКИЙ»