до открытия Олимпийских игр в Пекине осталось

--

дней

Ольга Худенко о двойном "золоте" чемпионата мира по гребле: до сих пор не верю

04.10.2021

После Олимпиады гребцы обычно выдыхают и сбавляют обороты. А нынче им ещё целый месяц пришлось усердно тренироваться. Но это того стоило, считает Ольга ХУДЕНКО, ведь на сентябрьском чемпионате мира в датском Копенгагене ей вместе с напарницами удалось пополнить копилку двумя ценнейшими наградами.

– Несмотря на добытое «серебро», после Токио осталось чувство недосказанности и неудовлетворённости. Поэтому по возвращении домой из Японии взяли недельный тайм-аут, чтобы немного отдохнуть физически и психологически, и вновь впряглись в работу. Коль появился ещё один шанс реализоваться, не хотелось отказываться от него. Понятно, что Олимпиада не сравнится с чемпионатом мира. Тем не менее это тоже прекрасная возможность показать себя в действительно сильной компании. 

– Прежде всего, каким нашли датский канал, на котором выступали впервые?

– Там очень большая акватория. Вообще это не канал, а озеро, на котором просто натянуты дорожки. Мы понимали, что на идеальные условия рассчитывать не приходится. Всё-таки это Скандинавия, где довольно капризный климат. Готовились к холодной воде и ветрам. Так в реальности и оказалось. Всё как мы любим. 

– Первый финал в спринтерской двойке не получился. В нём вы с Мариной Литвинчук не только чемпионский титул не защитили, а вовсе на подиум не попали. Подвёл неважный старт?

– Возможно, действительно не хватило стартового спурта. Думаю, свою роль погода сыграла, потому что дул сильный попутный ветер. А поскольку наша лодка довольно тяжёлая, разогнать её сложнее, чем лёгким соперницам. На «двухсотке» же именно старт всё решает. Чуть-чуть засидевшись, вряд ли потом догонишь, просто некогда. 

– То есть вы предпочитаете встречный ветер?

– Нам всё равно, мы можем бороться в любых условиях. Но должна признать, что форма была совсем не та, что на чемпионате мира двухлетней давности в Сегеде или на Олимпиаде. После Токио она у всех пошла на спад. 

– И как вы восприняли 4-е место?

– Абсолютно спокойно. Мы прекрасно понимали, что 200 м – это скорость, это кусок, который нужно тренировать. Нынче у нас не было на это времени. Поэтому особо ни на что не рассчитывали, решив: как пойдёт, так пойдёт. Конечно, приятнее было бы завоевать медаль. Но это спринт, он не прощает ошибок. Мы восприняли этот заезд как разминочный перед более важным финалом на 500 м, полтора часа перед которым ни в коем случае не горевали, а серьёзно настраивались на более ответственную гонку. 

– В ней и стартовали лучше?

– К тому моменту ветер немного утих. Да и на «пятисотке» обычно никто сразу не включает пятую скорость. Все понимают, что основная борьба на второй половине начинается. 

– Финишировали вы с улыбкой…

– Потому что это была первая гонка в сезоне, когда нам с Мариной Литвинчук удалось показать свою истинную силу. А до этого двойка почему-то не ехала. Мы много проигрывали лидерам. А здесь заехали с венгерками нос в нос. Это было очень важно – вновь почувствовать себя конкурентоспособными. Конечно, обидно проиграть всего 0,18 секунды, упустить «золото» на самом финише. Но и я отдала все силы на дистанции, и Марина выложилась без остатка. То есть мы ответственно отработали гонку. И своим прохождением остались довольны – как тактически, так и по состоянию, чувствам. 

– Да и без «золота» не остались, назавтра в четвёрке взяв реванш у венгерок, опередивших вас в Токио…

– Я до сих пор не могу до конца в это поверить. Это был фурор! Мы 6 лет не могли их обыграть. Почти каждый раз были готовы биться с ними, но постоянно чего-то чуть-чуть не хватало. И сейчас на второй половине они знатно сократили отставание, однако мы смогли удержать своё преимущество. 

– Сделав ставку на первую половину, были уверены, что дотерпите?

– Наш расклад заключался в том, чтобы хорошо стартовать, удержать середину и мощно пойти на финиш. Такого не было, что рвём на первых метрах, а потом доезжаем как Бог даст. Мы работали осознанно. Как уже говорила, и у нас, и у соперниц уже не та форма, что была в Токио. Но венгерки её тоже пытались максимально сохранить, чтобы достойно выглядеть на планетарной регате. И факт остаётся фактом: мы опередили их. 

– Чем ещё запомнился чемпионат?

– Холодом, ветром и дождём. Чего-то особенного там не происходило. Обычный важный старт. Только непривычно, что он пришёлся на середину сентября. В прежние годы в это время мы уже в законном отпуске находились. А тут после тяжелейших Олимпийских игр пришлось настраиваться на ещё один серьёзный старт. 

– В Токио вы тоже сделали шаг вперёд, добавив к «бронзе», добытой в Лондоне и Рио, «серебро». Как оно далось вам?

– Там все ехали «по носам». И мы реально понимали, что претендентов на подиум куда больше, чем ступенек на нём. Поэтому на финал выходили с настроем выложиться без остатка. И в этот момент как полил дождь! Для нас это нормально, мы тренируемся в такую погоду. А новозеландок, похоже, это немного сбило с толку. Хотя точно не знаю, что с ними случилось. До этого они уверенно выигрывали все заезды, а тут только 4-ми оказались. Возможно, мы лучше настроились. И то, что мы сделали шаг вперёд, очень порадовало.

– Тем более, что Олимпиада началась далеко не так, как хотелось?

– К сожалению, огорчений оказалось слишком много. Лично меня они четыре дня подряд накрывали одно за другим. И каждый раз нужно было, проснувшись утром, постараться забыть о том, что случилось вчера, и жить сегодняшним днём. Меня приходилось буквально собирать по кускам. Спасибо девчонкам, которые всячески поддерживали. Благодаря им, тренеру, близким мы выстояли, смогли настроиться и достойно пройти последний бой. 

– К первому финалу – в двойке – не успели полностью акклиматизироваться?

– В принципе, у меня было нормальное состояние, а Марина довольно остро это ощутила. Сказала, что только к четвёрке она стала более-менее нормально себя чувствовать. Я не знаю, что происходило. Следует признать, мы и по ходу сезона не могли показать высокий результат. Только на чемпионате Европы третьими финишировали. Тем же полькам и венгеркам проиграли и на Олимпиаде, только там добавились ещё новозеландки и австралийки. То есть Игры не стали приятным исключением. К сожалению, в этом сезоне так получилось. Но, главное, мы спокойно сели и обговорили все нюансы. 

– Прежде дав волю слезам?

– Не без этого. Потому что такие поражения – это и боль, и горечь, и разочарование. В Токио я не делала акцент на что-то определённое, собиралась отрабатывать каждый номер программы. А когда долго идёшь к цели, веря в своих напарниц, в то, что мы всё сделали, чтобы победить, и вдруг занимаешь только 6-е место, чувствуешь растерянность, не понимая, в чём ошиблись, где ещё нужно добавить, что изменить. Потом начинаешь осознавать, что к Олимпиаде все готовились, не щадя себя, и физическое состояние у финалисток примерно одинаковое. Значит, видимо свою роль сыграли удача и психологическое состояние. Нужно, чтобы все пазлы сложились, иначе на пьедестал не пробьёшься. 

– А рыба на канале не мешала?

– Нет. Если на предолимпийской регате она достаточно активно прыгала, то на Играх этой проблемы не было. Возможно, японцы предприняли какие-то меры, не знаю. Но ничего нам не мешало – ни рыба, ни водоросли, ни плавающие диваны. 

– Непопадание в финал в одиночке, надо полагать, вообще в шок повергло?

– Некоторые делали выводы через призму 2019 года и вешали медали исходя из тех результатов. Хотя за два года все заметно добавили. Второй нюанс заключался в том, что, поскольку странам разрешили выставлять по две лодки, заявилось больше 40 одиночниц. Отсюда такая жёсткая сетка: из полуфиналов только по два человека выходили. Я буквально мизер в нём проиграла, из-за чего было очень больно и обидно. Слава Богу, смогла это пережить и не опустить руки. Ведь оставался ещё один вид программы, и я не могла подвести команду, страну. 

– Наверняка оптимизма придал и успех вашего парня -- лидера молдавской сборной Сергея Тарновского?

– Его поддержка на самом деле была очень важна для меня. Так получилось, что финал у мужчин в каноэ-одиночке стартовал на 20 минут раньше нашего в четвёрке. И я даже посмотреть его заезд не могла -- готовилась к своей гонке.  Но меня буквально распирало чувство неизвестности: как он там?! И когда услышала крик украинцев «Тарновский – третий!», выдохнула с облегчением. Очень счастлива была за Сергея. И в этой эйфории стартовала, будучи готовой рвать и метать. То есть было состояние окрылённости и радости за него, что смог показать свой уровень профессионализма, несмотря ни на какие ситуации. 

– И как отпуск проводите? 

– Пока дома. Просто отдыхаю, наслаждаюсь возможностью быть рядом с близкими, что редко бывает. Особо никаких планов не строю.

Елена Данильченко, "Спортивная панорама"

Поделиться:

Интернет-ресурсы

Разработка и поддержка сайта:
Группа компаний «ЦВР «ОКТЯБРЬСКИЙ»